«Может, в Румынии и принято на нежных свиданиях пить водку, а в России пьют чай»
Фото: Анна Маленко

Фото: Анна Маленко

Автор оперы «Доктор Живаго» Антон Лубченко рассказал о скандале вокруг европейской постановки

Презентация русской музыкальной драмы «Доктор Живаго», которая в конце января вызвала скандал в Германии, прошла 14 февраля в Приморском театре оперы и балета. «Русская планета» выяснила, какой увидит оперу приморский зритель и в чем будет ее отличие от нашумевшей европейской постановки.

Автор оперы, художественный руководитель Приморского театра оперы и балета Антон Лубченко, был крайне недоволен интерпретацией, которую представил режиссер Сильвиу Пуркарете в Германии. Худрук был против резко негативного образа России и пастернаковских героев, которых «увидел» в ней румынский постановщик. В европейской прессе скандал сопровождался намеками на политический подтекст — напряженные отношения между Россией и Западом. В итоге Лубченко настоял, чтобы неприемлемые детали и эпизоды из постановки были убраны. Премьера оперы с успехом прошла 24 января в Регенсбурге.

На встречу с журналистами и зрителями пришли автор оперы Антон Лубченко и исполнители главных партий, солисты оперной труппы театра Евгений Плеханов, Алексей Костюк, Елена Стихина.

Первым прозвучал вопрос о статье Анастасии Буцко, русскоязычной немецкой журналистки, в которой она писала о том, что Лубченко не говорит ни на одном языке, кроме русского, поэтому он не понял, что происходило на сцене в Регенсбурге. Также журналистка сделала акцент на том, что музыка оперы компилятивна: в опере звучат «Весна священная» Стравинского, «Семен Котко» Прокофьева, «Хованщина» Шостаковича.

Лубченко ответил, что ему хотелось бы, чтобы все люди в мире знали русский, но пока, к сожалению, он вынужден говорить на иностранном языке, хотя не скрывает, что считает его менее выразительным. (Зарубежную гастрольную деятельность худрук ведет с 2009 года и неплохо владеет английским.)

– Я не очень понимаю, какое значение имеет знание языка к тому, что я увидел на репетиции в Германии. Признаю, что каждый имеет право на самоопределение: очень часто в Европе и не только классические оперы режиссируются в авторском видении, например когда это «Евгений Онегин». Другое дело, когда опера ставится впервые. «Доктор Живаго» — не классика, я вложил что-то свое в музыку и либретто, я общался с правонаследниками Бориса Пастернака и по просьбе Елены Пастернак мне пришлось вносить некоторые изменения, с которыми я не очень-то был согласен. Но я понимал, что имел дело с людьми, которые имеют права и, если я у них прошу это произведение, то должен учитывать их пожелания. Так почему же Сильвиу Пуркарете, работая с авторской партитурой, плюет на все?

По словам Лубченко, Пуркарете все сделал с точностью до наоборот.

– В последней сцене Живаго должен умирать на пьяной свадьбе, читая стихи. У меня написано, что герой делает это стоя и никто не слушает его: гости дерутся, бросаются огурцами. В Германии показали: все уходят, Живаго остается один, сам себе танцует, как безумец! Откуда такое видение? Почему в конце Лара должна выходить в образе проститутки — с порванными носками, потекшим гримом, пить водку? Ведь, по замыслу, это внутренняя истерия: девушка идет молча. Русская женщина не может чувствовать без водки? — негодует автор оперы.

– Насчет компилятивной музыки, — продолжил Лубченко, — один говорит «плагиат», а другой — «традиции». Немцы в принципе не любят традиционное искусство. Сейчас в Европе принято писать так, как говорил Родион Щедрин: они соревнуются в том, как бы дальше зашвырнуть скрипичный ключ, то есть чтобы музыка была совсем ни на что не похожа. Я же в своей опере хотел возродить те русские оперные традиции, которые были заложены в XIX веке, продолжились в двадцатом и, к сожалению, в первой половине XXI века были утрачены. Я считаю, что присутствие в опере узнаваемой мелодии — это нормально, я хотел написать произведение, понятное зрителю. Я бы не назвал это компилятивной музыкой, но там есть чарльстон, притом самый обычный собирательный образ чарльстона 1930-х годов, есть и народная музыка.

Следующий вопрос из зала был о политике:

– Попытка Европы исказить русскую музыкальную драму — это культурно-политическое противостояние между Западом и Россией в связи с событиями на Украине, которые отбрасывают нас на 100 лет в прошлый век? Или это просто различие нашей культуры и этики?

Прямого ответа на этот вопрос Лубченко не дал. Но сказал, что лично он против политизирования оперного скандала.

– Это может быть и политическая позиция, и врожденные у европейцев извращенность и страсть делать все наоборот. Мы не обсуждали с Пуркарете его политическое мировоззрение. Я ему в лицо сказал: может быть, в Румынии принято на нежных свиданиях пить водку, в России пьют чай. На что режиссер мне ответил, что у него другой опыт общения с русскими и убирать из оперы он ничего не будет, а мне велел идти дирижировать.

По мнению Лубченко, освещение данной ситуации в прессе и придало всему произошедшему политический оттенок.

– Для европейцев то, что я поддержал позицию президента Владимира Путина по Украине и Крыму, говорит о том, что я — плохой композитор. Я же считаю, что имею полное право на выражение своей гражданской позиции. Вообще все, что сейчас происходит в мире, исходит от Запада.

Звучал вопрос и о том, как родилась идея поставить Пастернака, ведь это роман с непростым сюжетом и множеством действующих лиц.

– Опера была задумана еще в конце 2008 года. Я начал ее писать, но потом бросил, потому что театр, для которого она предназначалась, сменил руководство, и стало ясно, что продолжать работать — бессмысленно, — рассказал Антон Лубченко. — Три года я ее не писал. Потом мой агент предложил поставить оперу театру Регенсбурга, дав послушать записанные на тот момент кусочки. Они заинтересовались, и я доработал произведение, согласовывая его с правонаследниками. Замечу, что никогда так долго не писал сочинения: на «Доктора Живаго» ушло 6 лет.

Лубченко отметил, что для того, чтобы понять всю трагедию замысла Пастернака, полноту красок его произведения, нужно именно прочитать роман, потому что никогда ни одна интерпретация великого литературного первоисточника не тождественна оригиналу, и это естественно. Конечно, в оперу нельзя вместить всех действующих лиц. Некоторых персонажей худрук объединил в один.

– Для меня было главным пронести через всю оперу красной нитью любовь Живаго. Можно сказать, виртуальную любовь: ведь Живаго с Ларой виделись считаные дни. У него была семья, у нее — свои истории, между их встречами проходило несколько лет, в течение которых были войны, революции. Влюбленные общались посредством мыслей. Мне хотелось рассказать о такой любви в наше время фейсбуков и скайпа, вписав роман в исторический контекст.

В конце встречи Антон Лубченко рассказал, каким «Доктора Живаго» увидят в Приморском оперном театре.

– В нашем театре будет не вполне спектакль. Зрители увидят концертную версию, поставленную нашим штатным режиссером Дарьей Пантелеевой, исходя из моей авторской партитуры. Наш театр очень молодой, работает только год, у нас нет даже полудостаточного количества классики, так что тратиться на масштабную постановку я считаю неправильным. Концертное исполнение даст зрителю сосредоточиться на тексте, а не отвлекаться на костюмы.

«Санкции против России ни к чему не приведут» Далее в рубрике «Санкции против России ни к чему не приведут»Почему на выставке зарубежного образования во Владивостоке все хотели дружить с россиянами Читайте в рубрике «Титульная страница» Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говоритьКак ведут себя средства массовой информации России в преддверие нового закона? Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говорить

Комментарии

16 февраля 2015, 15:35
В принципе выбрав для реализации такое противоречивое произведение Пастернака - Доктор Живаго, надо быть готовым на неоднозначную критику западных партнеров. Не зря первый тираж, запрещенной в СССР книги, был выпущен ЦРУ, о чем они официально признались. Видимо не просто так, значит произведение антисоветское сиречь русофобское. Данные книги, наряду с книгами например Солженицына должны быть преданы забвению. Русофобии в России не место
17 февраля 2015, 00:00
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
16 февраля 2015, 22:35
это точно не материал для оперы, а идеологическая диверсия, да книга по которой собственно и задумана опера, так себе, ничего в душе не оставляет
16 февраля 2015, 10:52
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
16 февраля 2015, 10:23
Просто всеми способами пытаются нас очернить, режиссер-молодец, что отстоял свое произведение
16 февраля 2015, 13:38
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»