«Лишь бы чиновники нам не мешали»
Фотография предоставлена фабрикой «Приморский кондитер»

Фотография предоставлена фабрикой «Приморский кондитер»

«Приморский кондитер» после «войны фантиков» снова решает бюрократические проблемы

Два месяца назад фабрика «Приморский кондитер», где в 1967 году придумали сорт «Птичье молоко», окончательно потеряла право использовать этот бренд. В октябре российское правительство отклонило законопроект, позволяющий всем бывшим советским фабрикам продолжать использовать торговые марки, под которыми они выпускали свою продукцию до 1991 года.

Теперь «Птичьим молоком» в магазинах страны называют только продукцию фабрики «Рот Фронт» группы компаний ГУТА — на нее зарегистрирован этот товарный знак. А конфеты из Владивостока продаются как «Приморские», «Классические» или, например, «Нарцисс». Также у приморцев больше нет сладостей с названиями «Мишка косолапый», «Кара-Кум», «Буревестник», «Красная Шапочка» и других.

Корреспондент «Русской планеты» попыталась выяснить, как живет владивостокская фабрика после брендовой войны. И увидела, что ее руководство меньше всего на свете хочет об этом разговаривать, потому что сейчас есть новая проблема.

О «птичьих» правах

О визите на «Приморский кондитер» мы с трудом договорились за три недели. В итоге нас встретили сразу три директора: председатель совета директоров Аркадий Гордиян, гендиректор управляющей компании Александр Беккер и исполнительный директор фабрики Игорь Гурский. Отвечать на вопрос о последствиях отмены законопроекта директора сразу отказались.

– Вы из Москвы получили задание? Я думаю, в Москве ситуацию знают намного лучше, чем мы здесь на местах. А что самое интересное, вы не туда пришли со своими вопросами, — говорит Аркадий Гордиян. — Вам надо идти в Совет Федерации, в Госдуму.  Там поднимался вопрос не одной только нашей фабрики. И первую скрипку там играли не мы, а более серьезные представители других фабрик, входящие в Совет Федерации. Если мы будем об этом говорить, то вы не опубликуете этот материал. А если не опубликуете вы, то каково нам? Нам лучше вообще ничего не говорить.

– А рецепты вслед за брендами у вас поменялись?

– Все старые рецепты, используемые сегодня на фабрике, пришли из советских времен и не менялись. Их прелесть в том, что они составлены согласно тем старым советским ГОСТам, когда пищевая промышленность в нашей стране была идеальной системой для людей, а не той, что есть у нас сейчас, — говорит Александр Беккер. — Тогда это был целый институт кондитерского производства: все проверялось на уровне министерства, когда фабрики получали задания создать рецепт и потом он проходил многоступенчатую проверку. В Москве собирали представителей фабрик, и на базе больших московских предприятий собирались производственные группы, совместно создающие продукты, которые, в свою очередь, проходили несколько пунктов контроля качества, в том числе и с участием специалистов-химиков. Рецепт утверждался и расходился по всей стране.

Но в каждом регионе есть свои особенности, поэтому каждый рецепт можно назвать оригинальным. Например в советские времена продукт под названием «Птичье молоко» благодаря особой рецептуре отличался по вкусу от того, что производили в центральной России (приморские конфеты изначально изготавливались на диетическом яйце и на агар-агаре, растительном аналоге желатина — Примеч. РП.). Наши сотрудники получали много наград от Министерства пищевой промышленности. Но, кроме старых добрых рецептов, конечно, есть и те, по которым делается новый ассортимент, постоянно расширяемый.

– Какой из ваших продуктов покупают сегодня лучше всего?

Директора начинают улыбаться.

– Здесь ничего не изменилось — это «Птичка». Кроме нее, набирает обороты продаж шоколад, массовым производством которого мы раньше не занимались, — продолжает Беккер. К новому году планируем угостить новым тортом, сегодня будет уже третья дегустация. Думаем, что он будет не менее вкусный, чем популярная «Мечта». Скоро запустим новое печенье.

Кроме того, с 2010 года мы занимаемся молочным производством с полным циклом: сначала это был молокозавод, а когда нас перестало удовлетворять качество сырья, мы решили организовать свою ферму. И сегодня у нас 1800 голов скота, в ближайшее время хотим догнать до трех с лишним тысяч, позже — до семи тысяч.

Новый конфетный период

В ходе «войны фантиков» фабрика приостанавливала некоторые линии производства и даже была под угрозой банкротства. В июне этого года руководство заключило с группой ГУТА мировое соглашение, по которому за незаконное использование советских брендов «Приморский кондитер» выплатил правообладателям более 6 млн рублей. На этом «война» в открытой фазе закончилась. Но появились новые проблемы.

– Зачем вы решили войти в состав территории опережающего развития «Надеждинская»?

– Нам надо строить новое производство. Фабрика у нас старая, площадь цехов не позволяет сейчас развиваться теми темпами, которые мы запланировали. Например, любая новая линия занимает порядка 120–150 метров в длину, а наши цеха размером максимум 66 метров. Технология выпуска продукции поменялась кардинально, поэтому проще построить новое производство, чем модернизировать старое.

– А региональные власти помогают?

– Знаете, здесь — лишь бы не мешали, — Аркадий Гордиян понижает голос. — И надо определиться с понятием «помогают». Власти зачастую говорят правильные вещи, для них и для нас. И, как правило, только говорят. Возьмем последнее выступление президента, где он сказал, что если на предприятие зашел какой-то контролирующий орган и проверил его, то больше туда можно никому не ходить. На деле происходит иначе. Все ранее принятые упрощения на практике оказываются совсем непростыми. Бюрократия никуда не исчезла, документов меньше не стало. А кто будет разбираться с теми, кто требует кипы разного рода бумаг? Никому не известно. Чиновники не слышат указаний сверху или не хотят слышать. Очень вяло исполняются законы и указы.

Мы уже год занимаемся оформлением земли под строительство новой фабрики в пригороде Владивостока. Не пытаемся перепрыгнуть через головы, чтобы побыстрее все сделать, а упорно и последовательно проходим те этапы, которые должны пройти. Практически на каждом шагу мы сталкиваемся с той самой бюрократией. Подписываем очередной документ, а нам говорят, что не хватает еще чего-то, и так каждый раз. Очень твердый пласт бюрократии не наверху, а внизу.

Есть случай, когда после подписания документов у мэра бумаги надолго застревали в нижестоящих коридорах. Одну территорию мы не можем оформить уже очень много лет, первый мэр, подписавший нам разрешение, был Виктор Иванович Черепков (Черепков был главой Владивостока до 1998 года — Примеч. РП.), и после него подписывали мэры. Они подписывают, а дальше бумаги протолкнуть законным путем крайне сложно, увы.

Сегодня, чтобы провести исследование выбранной территории для строительства фабрики, нам нужно заплатить 600 тыс. рублей. Ее могут не утвердить, а деньги нам уже не вернут, и поэтому мы вынуждены выбрать сразу три места, чтобы одно «стрельнуло».

– Как на вашем производстве отражаются последствия международных событий?

– В такой же степени, как и на всех остальных людях. Мы тоже потребители определенного товара, например оборудования. Совсем недавно нам пришлось в итоге заплатить за оборудование по новому курсу валют, то есть почти в два раза дороже, чем мы планировали, — говорит Александр Беккер.

***

Пока «Приморский кондитер» не построил новое производство и не переехал, он остается небольшой региональной фабрикой и вылезает из «минуса». Сейчас он опирается прежде всего на «старые добрые» рецепты и на людей. Как рассказали руководители, многие из сотрудников — более 20 лет у станка.

Пока мы разговариваем с директорами, начальник бисквитного цеха и несколько сотрудниц несут тот самый торт, который сейчас проходит дегустацию. Все женщины пережили девять руководителей «Приморского кондитера» и говорят, что им очень нравится работать сейчас.

– Мы сами очень любим свою продукцию. Особенно шоколад, трюфеля и шоколадное ассорти с жидкими ликерными начинками, — смеются сотрудницы. — Нам нельзя подрывать качество, иначе мы не сможем сказать потребителям: «Покупайте "Приморский кондитер"».

Я прошусь в цех посмотреть, как делают конфеты. Но директора меня на всякий случай не пускают. 

Даже слова не сказал Далее в рубрике Даже слова не сказалСуд над экс-майором Матвеевым, скорее всего, закончится 9 декабря Читайте в рубрике «Титульная страница» «Кто там сверлит?!»Космическая общественность и СМИ активно обсуждают попытку неизвестного астронавта досрочно вернуться домой с помощью электродрели «Кто там сверлит?!»

Комментарии

12 декабря 2014, 14:21
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
12 декабря 2014, 14:20
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
12 декабря 2014, 07:29
То есть когда выбираешь землю под фабрику, при любом раскладе теряешь сумму за два других куска. А то и за все три. Отличный бизнес, согласовывай -- не хочу.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»