Cтоимостью как сбитый «Боинг»
Вместо лепнины и витражей ГУМ «украсили» современными типовыми отделочными материалами. Фото Валерии Белоус

Вместо лепнины и витражей ГУМ «украсили» современными типовыми отделочными материалами. Фото Валерии Белоус

«Русская планета» выясняла, почему реставрация старинных домов Владивостока приводит к их гибели

На Светланской — главной центральной улице Владивостока, вереницей тянутся здания советских, а то и царских времен. Постройки за века сильно изменились: местами кирпич поменяли на пластик, рекламные растяжки перекрывают половину дома, а вместо черепичных крыш глаз натыкается на стеклянный купол.

– На мой взгляд, во Владивостоке есть только один пример настоящей реставрации — это здание железнодорожного вокзала, — говорит директор Приморского государственного музея им. Арсеньева Виктор Шалай. — За него не стыдно и радостно, что он есть. А все потому, что с этим объектом работали итальянцы: внутренняя культура этих людей подразумевает умение получать удовольствие от жизни в историческом пространстве. Поэтому мы до сих пор можем дивиться тому, как расписаны потолок и стены нашего вокзала. Как восстановлена плитка на полу и изразцы на фасаде.

Все остальное, по мнению нашего собеседника — позор. Позор тем, кто владеет этими домами и называет себя реставраторами.

– Люди просто не хотят работать так, как принято во всем цивилизованном мире. Отсюда и появляются дешевые проекты с китайской плиткой, подвесными потолками и пластиком. Нам говорят, что это делается во имя памятника. Хотя вся эта вкусовщина — только во имя денег, — считает Виктор Шалай. — Собственники, заполучив желанный объект, считают, что им все дозволено, можно проигнорировать историчность облика и сделать то, чего хочется исключительно им. И делают они это поверх подлинной красоты, которую никому не надо доказывать. Многие помнят удивительную атмосферу в пространствах Малого ГУМа до его ремонта. И что с ним стало сегодня?

Малый ГУМ — это бывший торговый дом «Чурин и Ко», внутри которого когда-то была красивая отделка, лепнина, витражи. По словам специалистов, в архитектуре здания изначально были отражены признаки позднего модерна, связанного стилистически с обликом торговых зданий Петербурга и Москвы. Сейчас исторические элементы сохранились лишь в некоторых местах. В целом же универмаг превратился в современную бутиковую систему. Снаружи он обшит стеклом, а внутри появились эскалаторы и лифты.

– К сожалению, сегодня искажены стандарты того, что красиво, а что некрасиво, — продолжает Шалай. — Просто потому, что больше не с чем сравнить. И проблема в том, что угодливые чиновники подыгрывают тем, кто продолжает уничтожать исторический центр города своими проектами — будь то реконструкция здания или строительство нового объекта.

Виктор приводит в пример кинотеатр «Уссури». По его словам, это был один из немногих в стране старинных кинотеатров, пускай и с одним кинозалом. Сейчас там четыре зрительных зала. Но от старого кинотеатра остался только кусок фасада. Памятник был полностью уничтожен.

– Как мне кажется, мы окончательно разрушили старый город. Его больше нет. Реконструкция торгового дома «Кунста и Альберса» — по-другому его называют Большой ГУМ — стала финальным аккордом в этой безумно трагической истории про уничтожение старого Владивостока. И это — безвозвратно, — сокрушается директор музея.

Ремонт во Владивостокском ГУМе жители города обсуждают уже второй год. Сначала собственники обещали вернуть торговому дому его оригинальный вид — отремонтировать главный вход, лифты, сохранить дубовые перила, старинные зеркала, кованые украшения ручной работы, старинные радиаторы, мозаичную плитку на полу, а на потолках — лепнину. После последней инспекции специалисты по охране памятников и эксперты, под контролем которых проходят реставрационные работы, выяснили, что ремонтные работы не согласованы и требуют детальной проработки.

Мы обратились в фирму «Архитектурный фонд», которая выполнила тот самый успешный проект по восстановлению исторического ж/д вокзала, о котором упоминал директор Приморского государственного музея им. Арсеньева Виктор Шалай.

– Архитектор и реставратор не могут изменять облик исторического здания по своим желаниям или желаниям заказчика, если оно находится под защитой специальной организации, — говорит начальник отдела градостроительства и реконструкции жилых и общественных зданий Александр Юрченко. — Так, например, во время реставрации здания железнодорожного вокзала нами проведена большая аналитическая работа по сбору информации о том, как этот объект выглядел в своем первозданном виде. Чтобы, например, восстановить облик утраченных напольных плиток, наши коллеги брали образцы этих пластин и отправляли их в Италию. И уже восстановленные по всем параметрам плитки стали заменой тех, которые на вокзале были совсем разрушены.

При этом реставратор не согласился с утверждением Шалая, что большинство зданий после реставрации просто изуродовано.

– Любое новое решение или изменения вызывают у массы людей неприятие и возмущение, а потом постепенно общество это принимает, — говорит Юрченко. — Также и с кинотеатром «Уссури», например. По мне, так получилось неплохо. Существовавшее раньше здание не выполняло свои функции по совместимости и комфорту, поэтому его требовалось реконструировать. В итоге вышел довольно интересный интерьер, а самое главное — появилось несколько залов. Для центра города это весьма верное решение. И вообще стоит помнить, что не всегда все здания надо привязывать к определенной эпохе и сохранять стилистику построек прошлых веков. Это все равно, что если б современный человек носил старинный наряд. А вот внешний вид Малого ГУМа стал не совсем сомасштабен окружению. Крупное членение в оформлении фасада и яркие стекла — не очень подходящий прием. Даже старое здание еще до реконструкции своими деталями как-то органичнее и естественнее сочеталось с исторической средой этого района. Внутри же ГУМ стал похож на обычный остекленный торговый центр. Ничего особенного. Из примеров действительно ужасной реставрации могу назвать надстроенные мансарды, которые выбиваются из общей среды и портят старинные здания. Такие постройки в городе появлялись во времена смены власти, принятия новых законов и прочего. Много таких домов по улице Уборевича.

Собеседник РП вспомнил примеры, когда слишком долгие раздумья по поводу реставрации зданий приводили к их полной утрате.

– Конечно, бывают случаи, когда специалисты производят кардинальные перестройки и наносят вред памятнику, — говорит эксперт. — Тем не менее, если вообще ничего не делать, то архитектурное наследие придет в такое состояние, когда охранять будет абсолютно нечего. Так, по улице Пограничной не так давно рухнула у старой постройки кирпичная стена. Хорошо, что никого не убила. Причем, к тому времени властям была предложена масса проектов по реконструкции этого квартала: предполагалось наполнить его современной средой для привлечения интереса горожан. Но ни у бизнесменов, ни у чиновников не нашлось для этого ни воли, ни средств.

Что касается раздражения горожан «копиями под старину», то в этом случае, по мнению Юрченко, приходится выбирать: либо сносить старый негодный дом и забыть о нем, либо построить новый. Хоть его и будут презрительно назвать «новодел», все же это лучше, чем руины, либо современная обычная коробка.

– Зачастую в нашем городе делался фундамент из бутового камня. Для такой конструкции обязательно должно производиться водоотведение. Если этого не было, то со временем, особенно после сезонов заморозков и оттепели, объект уже нельзя восстановить. И тут ему на смену приходит так называемый «новодел» — он необходим для восстановления облика исторической среды. То есть здание полностью современное, но построено по фотографиям и «обрывкам» истории.

По мнению многих современных архитекторов, в появлении «новоделов» нет ничего страшного.

– В ГУМе же, например, нельзя восстановить австрийскую плитку, произведенную до Первой мировой, которой был отделан торговый дом. Хотя можно построить завод по такой же технологии, и используя уже забытые методы и материалы, произвести плитку стоимостью как сбитый «Боинг», — рассуждает архитектор Роман Гек.

Собеседник уверен, что архитектурные памятники просто необходимо приспосабливать под новые условия.

– Однажды на уроке по проектированию мой преподаватель Смотриковский сравнил старое здание с ретромобилем. Мне очень запомнились эти слова. Машина — это устройство, которое создано для того, чтобы им пользоваться. Даже если поставить автомобиль в гараж при самой качественной консервации и открыть его через 10 лет, эта машина уже никогда не заведется. Также и здание: если им не пользоваться совсем, а превратить в «монумент», оно перестанет быть зданием.

По словам архитектора, владельцы портят здания-памятники из экономии.

– У человека, который эксплуатирует старое здание, есть свой бизнес, и здание стоит на балансе компании так же, как и автомобиль. Вы арендатор — как вы поступите? Пойдете по пути меньшего сопротивления. По сути, закон защищает людей от здания, а не здание от людей.

Невзирая на смягчающие Далее в рубрике Невзирая на смягчающиеПрокурор потребовал для «приморских партизан» пожизненного заключения Читайте в рубрике «Титульная страница» Telegram разделит судьбу LinkedIn«Сторонники Павла Дурова рано празднуют его победу», - полагает эксперт Telegram разделит судьбу LinkedIn

Комментарии

25 марта 2014, 05:30
Спасибо, что автор приводит два мнения - это объективно и очень профессионально!
24 марта 2014, 07:38
Послушайте, вы видели какая разруха была в малом гуме до ремонта? Не возможно зайти, не приятно, грязно... И что оставлять этот позор надо было в таком виде под предлогом сохранения истории? Глупость какая! Надо сохранять но то, что можно сохранить, остальное делать приличным и практичным для жителей. Молиться на обломки, которые не склеить-не сшить, просто смешно.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»