Мама, не пей
Некоторые семьи «Социальный патруль» уже знает и обстановке в них не удивляется, чего не скажешь о нас. Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»

Некоторые семьи «Социальный патруль» уже знает и обстановке в них не удивляется, чего не скажешь о нас. Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»

«Русская планета» съездила в рейд по неблагополучным семьям Владивостока

Во Владивостоке 10 апреля официально начал работать «Социальный патруль». Психологи, врачи, соцработники социально-реабилитационного центра «Парус надежды» выезжают в неблагополучные семьи, где возможны случаи насилия или есть опасность социального сиротства. Оказывают помощь на месте и, если видят опасность, сообщают о ней в органы опеки, полицию, отдел по делам несовершеннолетних. Корреспондент «Русской планеты» готовилась ехать с патрулем в плановый рейд, но накануне поступил экстренный «звонок от соседей», и к запланированному маршруту добавилась еще одна семья.

Как рассказала позвонившая женщина с улицы Сельской, регулярно пьяные или одурманенные наркотиками соседи совсем не следят за своей дочерью-подростком, которая уходит из дома и попрошайничает.

Патруль здесь уже был недели три назад. Тогда ребенка не было дома: по словам матери, дочь ушла в школу. Квартира была неубранной, хозяйка сослалась на ремонт, который ей якобы помогает делать сожитель.

На наш стук детский голос из-за двери спрашивает: «Кто там?» Мы представляемся, и нам открывает мужчина лет сорока — как научили корректно говорить педагоги, «в измененном состоянии сознания». Мы успеваем задать два вопроса, и дверь перед нами закрывается с грохотом после короткого: «Ребенок в школе, матери нет, а я вообще посторонний человек». Но ведь, судя по голосу, дочь-подросток все-таки дома.

– Там ужас! — говорит социальный педагог Надежда Борисова, которой удалось заглянуть в квартиру.

Когда мы уже стоим у подъезда, из него выходят тот самый «посторонний человек» и какая-то женщина. Она прихорашивается, глядя в окно стоявшего у подъезда автомобиля, они тихо говорят между собой и расходятся.

Я попыталась сфотографировать их со спины и тут же получила замечание от нашего патруля: «Рискуете остаться без камеры. Такие люди непредсказуемы».

Мы уехали, но работа по экстренному вызову не закончилась. Сотрудники «Социального патруля» позвонили в школу, где учится девочка, а позднее написали и отправили письма в отдел опеки и попечительства и комиссию по делам несовершеннолетних.

На очереди у нас запланированный список из 11 семей, живущих в пригородном Советском районе Владивостока. Все они неблагополучные, в том числе многодетные. Обитают в избах или комнатах в бараках, настолько старых, что назвать их домом не поворачивается язык.

Почти везде, где патруль впустили в дом, мы увидели грязь и беспорядок. Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»

Почти везде, где патруль впустили в дом, мы увидели грязь и беспорядок. Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»

Калитку во дворе полуразвалившегося жилища на улице Клубной нам никто не открывает. Лезем в дырку между старым и новым забором. Здесь живут мама и четверо детей, двое младших — двойняшки, по пять лет каждому. Мамы на момент нашего приезда нет дома, за старшего остался 14-летний мальчик. «Мама ушла на базар, когда вернется, не знаю», — говорит ребенок через дверь, которая отходит от коробки с трех сторон и держится, кажется, только на замке.

В следующей семье, на улице Тернейской, такая же картина. Грязный двор, захламленная прихожая, одна большая комната и кухня в бараке с печным отоплением. Туалет на улице. Мать пятерых маленьких детей не работает, мужа выгнала, пьет в соседнем бараке, здесь же живет ее родной брат, который содержит всю семью. У одного из детей сильное косоглазие на оба глаза — давно пора лечить.

Но дети оказываются веселыми, дружными и открытыми. Я сижу с ними в комнате, пока социальный патруль беседует с матерью на кухне без посторонних. Вдруг один из братьев лихо забирается на стол и достает из верхнего шкафа последний пряник. Остальные на него шумят: не трогай.

– Не бойтесь! Сейчас на всех разделю! — берет нож и режет пряник точно поровну.

Задача «Паруса надежды» — не изъять детей из семьи, а заставить родителей самих осознать ответственность за изменение своей неблагополучной ситуации. Своих четверых детей эта мама в итоге отправила на социальную реабилитацию, где с ними будут работать специалисты. Но это временно — до тех пор, пока женщина не найдет работу.

В семье на Дунаевского из взрослых дома оказался муж, который минут двадцать горько жаловался на жену. По его словам, она до такой степени разленилась, что не хочет восстановить паспорт, который нужен, в том числе, для оформления пособия на четверых детей.

– Она ничего не делает, до трех часов ночи смотрит по телевизору «Дом-2», а потом спит до обеда, — говорит муж, — я бы давно ушел, но она не отдаст мне ребенка. Когда-то по своей глупости и неграмотности я поверил ей, что нельзя на меня оформить сына, якобы из-за того, что мы не расписаны. Когда я накоплю денег на установление отцовства, то заберу его и уеду в Хороль, где я прописан.

Он всю зиму работал в котельной, сейчас ждет очередную временную работу, выполняет дома работы по хозяйству. Занимается со своим сыном. Жену, однако, мы не застаем: по ксерокопии паспорта она на днях нашла какую-то работу и теперь уехала на стажировку.

По словам «патрульных», эту семью знают и органы опеки, и полиция, и управление соцзащиты.

В съемном доме на улице Земляничной в дачном поселке живет еще одна семья, где, помимо мужа, жены и троих детей, живет мать мужа. Она инвалид. Мать не работает, отец ставит заборы. На момент нашего приезда матери дома нет: «Ушла за продуктами». Бросается в глаза в первую очередь не старый дом, не отвалившаяся на кухне штукатурка, а въевшаяся грязь в помещении, где живут маленькие дети. Один из них на наших глазах бегает по комнатам голышом. Грязная утварь на печке, груда мусора и бутылка из-под водки возле печи, полный детский горшок посреди кухни — все это при двоих здоровых взрослых.

Пока специалисты службы «Социальный патруль» общаются с отцом, из комнаты, хромая, вдруг выходит его мать. Просит устроить ее в дом престарелых. Говорит: «Я здесь больше не могу».

Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»

Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»

В дачном же поселке, только на улице Режицкой, живет еще одна многодетная семья, оказавшая в трудной ситуации: когда-то у них сгорел дом, сейчас они снимают жилье. Муж, жена и пятеро детей. Старший сын — в коррекционной школе. По лицу мужчины можно предположить, что он пьет, и очень давно. Социальный педагог рассказывает: в этой семье был еще один ребенок, но он умер по некой «неустановленной причине».

Совсем недавно здесь были органы опеки, в их акте осмотра написано: дома чисто, дети посещают детский сад и школу. Но мы приехали сюда снова, потому что в прошлый раз на «патрульных» здесь кричали и пытались выгнать.

К нам выходит отец, и ситуация повторяется.

– Нашей семье ничего от вас не надо. Разъездились тут! У нас и без вас все хорошо! Я собак заведу, чтобы вы даже во двор не смогли зайти!

Потом, однако, выходит мать. Рассказывает, что работает — в детском доме. Отец про свою работу не говорит ничего. Брать визитную карточку «Паруса надежды» семья отказывается: «Мы владеем информацией, у нас интернет есть».

Следующие две семьи мало чем отличаются от предыдущих. Бедность, отсутствие работы, удручающие условия проживания — все в наличии. В этом же наборе — бесперспективность на лице и безответственность по отношению к детям. И лишь в конце нашего маршрута, еще в двух семьях, хоть и неполных, все оказалось нормально, и в экстренной социальной помощи они не нуждались.

***

– На телефон службы «Социальный патруль», как только мы о нем заявили, звонили граждане преклонного возраста, которым в той или иной степени действительно требуется помощь. Сейчас появляются звонки, касающиеся детей и подростков, которых мы берем «под крыло» нашего отделения, — рассказывает РП Яна Свистунова, заведующая отделением помощи семье и детям «Семь-Я», структурным подразделением социально-реабилитационного центра «Парус надежды». — Мы ориентированы на семью как на единое целое и строим свою работу на основе современных и эффективных методов. Социальные педагоги и педагоги-психологи отделения семьи проводят в семьях диагностику детско-родительских отношений, психоэмоционального состояния ребенка, составляют акты о социально-бытовых условиях проживания семьи, для каждой семьи предлагается реабилитационная программа. Семьи приглашаются в отделение для дальнейшей работы с социальным педагогом, психологом, дефектологом, логопедом, инструктором ЛФК, на занятия в досуговых секциях, детско-родительских клубах.

Семьи, которые соглашаются пройти стационарную реабилитацию в самом «Парусе надежды», после выпуска оттуда остаются на патронаже и действительно, как говорят сотрудники, улучшают свою жизнь. Таких семей сейчас более пятидесяти, и они получили шанс, что их детей уже никогда не отправят в детские дома. Но это только часть из большой «группы риска». Остальные, как правило, не открывают специалистам дверь до самого прихода «опеки» и полиции.

Телефон службы экстренной психологической помощи «Социальный патруль» во Владивостоке: 8 (423) 2-902-011.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говоритьКак ведут себя средства массовой информации России в преддверие нового закона? Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говорить

Комментарии

26 апреля 2015, 23:20
Ужасно, к сожалению пока законодательно не введут стерилизацию пьюсщих женщин, а ее введут обязательно, ситуцию не решить. Это как с собаками вгородах, стали отлавливать и стерилизовать и поголовье собак стало стремительно сокращаться
26 апреля 2015, 04:23
Государство должно проводить профилактику алкоголизма, на деньги, вырученные от продажи алкоголя. А не бросать граждан на произвол судьбы.
27 апреля 2015, 11:12
Зачем? Алкоголизм целой нации - это деньги кому-то в карман.
24 апреля 2015, 23:58
У нас в доме тоже есть такая дама, "фея-буль-буль", очень похожа на фею Ботало(Tinker Bell). Так вот, когда к ней прилетают (приползают) подружки - вся лестничная клетка наполняется ароматами нектара и амброзии.
24 апреля 2015, 22:50
Кошмар и ужас! Люди, не пейте, не употребляйте - это самое страшное, что может быть, когда человек опускается до скотского состояния! И самое ужасное, что таким господь дает кучу детей, а нормальные семьи не могут родить по много лет. И страдают всегда в таких ситуациях только дети.
24 апреля 2015, 18:06
Очень тяжело читать, конечно...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»