«В пещерах больше мусора, чем на остановках транспорта»
Владивостокский городской спелеоклуб. Фото из архива клуба

Владивостокский городской спелеоклуб. Фото из архива клуба

Почему приморские спелеологи выступают за ограничение доступа туристов к памятникам природы

Пещеры, имеющие статус памятников природы регионального значения, в Приморском крае будет охранять общественная организация «Владивостокский клуб спелеологов». Ее руководители уже предложили ограничить доступ туристов к этим достопримечательностям из-за серьезного засорения и порчи их человеком. О состоянии приморских пещер, правилах их посещения и возможных нововведениях на этот счет в краевом законодательстве «Русской планете» рассказал директор городской общественной детской организации спортивного туризма «Владивостокский клуб спелеологов», промышленный альпинист Илья Юзан.

Во владивостокской общественной организации спелеологов сегодня состоят более 50 человек, за годы ее существования были разведаны почти 300 пещер. А сейчас департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды отдал спелеологам под охрану 32 пещеры, которым необходима особая защита. В Приморье самые популярные у туристов пещеры — на хребте Чандолаз (Близнецы, Соляник, Сквозная), на Алексеевском хребте (Приморский великан, Белый дворец, Кабарга) и Екатериновские пещеры (Пржевальского, Лисья, имени Географического Общества).

– Илья Сергеевич, скажите, пожалуйста, чем, по-вашему, вызван профессиональный и обывательский интерес людей к пещерам?

– Спелеология — узкая, специфичная наука, о ней очень сложно говорить популярно. В первую очередь, спелеологов интересуют исследования, новые географические открытия. Подземный мир для нас все еще представляется загадкой, есть вероятность найти неизвестные пещеры, новые ходы в уже имеющихся, в общем побывать там, где еще не ступала нога человека. Сейчас мы организуем учебно-тренировочные походы с образовательными целями только для учеников спелеошколы. Они в дальнейшем будут заниматься исследовательской, научной, природоохранной деятельностью. Для обывателя пещера — это просто пространство из камней под землей. Люди приходят туда из любопытства, чтобы сфотографироваться на фоне сталактитов, похвастать перед друзьями. Мы не вправе запретить это делать, это же не наша собственность, а природные ресурсы, достояние всего народа. Поэтому наша задача – научить людей ходить в пещеры правильно.

Поездка спелеоклуба в Стерегущее Копье. Фото из архива клуба

Поездка спелеоклуба в Стерегущее Копье. Фото из архива клуба

В крае более 200 известных, посещаемых и исследуемых пещер. Каждая из них — это уникальная история, о которой стоит говорить отдельно. Все приморские пещеры были открыты в разное время, разными людьми: спелеологами, охотниками, геологами, исследовались несколькими поколениями. Самая большая пещера — Соляник, глубиной 123 метра. Для нашего региона это глубочайшая пропасть, пещера считается довольно серьезной и сложной, туда невозможно попасть без специальной подготовки. Но, для сравнения, самая большая пещера в мире находится на Кавказе — Крубера-Воронья, в глубину составляет более 2 км.

По какому критерию выбирались памятники природы, логически не объяснить. Потому что пещеры в советское время находились в ведомстве разных организаций: администраций районов или горнодобывающих предприятий. Тогда им присваивали статус «памятника природы», но сейчас законодательство другое, и такого статуса никто не дает, не хватает нормативной базы. В Приморье есть новые пещеры, не известные широкому кругу людей, уникальные по своим объемам, форме, натечным образованиям, расположению, но они не имеют такого особого статуса. Эти пещеры тоже находятся у нас под охраной, но не официально.

– В каком состоянии сейчас известные приморские пещеры? Кто отвечает за их содержание?

– Конечно же, туристы часто посещают известные всем пещеры на хребте Чандолаз, в Екатериновке, и многие из них, мягко говоря, засорены. У спелеологов существуют определенные этические правила, но они не известны обычным людям. Пещера — это не место, куда человек должен приходить развлечься, выпить пива. Потому что в результате сложные хрупкие природные объекты подвергаются очень негативному воздействию со стороны человека. Посетители оставляют после себя бытовой мусор, отламывают натечные образования.

Основной поток туристов в пещеры обеспечивают турфирмы, которые не задумываются об экологии, для них это просто бизнес. Они часто обращаются к нам за помощью, потому что, как правило, у них нет квалифицированных инструкторов. Казалось бы, очевидно, что бросать окурок или фантик на землю некрасиво, но вы видели, сколько мусора на остановках общественного транспорта? В пещерах дела обстоят еще хуже.

Наше общество давно занимается очисткой пещер на волонтерских началах. До настоящего момента мы не получали никакого финансирования ни от кого. Происходит обычно так: мы едем в пещеру с целью исследований и параллельно проводим санитарные работы. Одно из самых масштабных мероприятий было в пещере Мокрушинской в 2010 году: мы вывезли две тонны мусора, мешков нагрузили полный грузовик.Фото из архива клуба

Фото из архива клуба

Сейчас мы будем планомерно проводить санитарные работы. Попытаемся получить финансирование от краевой администрации, попробуем привлечь спонсоров. Мы надеемся наладить взаимную работу с турфирмами. Совместными усилиями нам нужно сохранить эти пещеры и сделать их действительно достопримечательностью.

– Какие правила вы предложили внести в законодательство Приморья, чтобы регламентировать посещение пещер?

– В соответствии с законодательством, любая деятельность в пещере должна осуществляться только с разрешения охраняющей организации. Департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды делегировал нам эти полномочия, и мы разработали правила посещения пещер, они сейчас находятся на согласовании в администрации.

Необходимо отслеживать и оценивать экологическую нагрузку на каждую пещеру, для этого нам нужно сотрудничать с турфирмами, чтобы они ставили нас в известность о количестве туристов, времени посещения, а мы будем вести учет. Одну пещеру могут посетить сто человек в месяц, а для другой это недопустимо, тут нужно учитывать объемы и морфологию разных пещер. Количество выдыхаемого углекислого газа может очень сильно повлиять на микроклимат в пещере.

Если предложенные нами правила будут согласованы краевой администрацией, то турфирмы будут обязаны привлекать наших инструкторов для экскурсий или обучать свой персонал: в штате обязательно должен будет работать квалифицированный гид, который знает правила поведения людей в пещере. Нужно понимать, что это не шутки. Такие экскурсии могут еще и представлять опасность для людей: пещеры имеют сложный рельеф, есть вероятность обвала камней, риск падения с высоты. И, конечно, есть угроза для самой пещеры: своими неправильными действиями люди могут причинить большой вред. К счастью, обыватель может попасть не в каждую пещеру, потому что сложные пещеры требуют определенной подготовки: использования альпинистского снаряжения, специального освещения и прочего. Я, как человек, который много лет занимается спелеологией, считаю, что чем меньше людей побывает в пещере, тем лучше, но если и посещать, то так, чтобы не оставить после себя следа.

Диета как образ жизни Далее в рубрике Диета как образ жизниДомашние диеты на каждый день для жительниц Владивостока Читайте в рубрике «Титульная страница» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»Журналист Мария Купрашевич о содомии в «Новой газете» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»