«Мы сами ходили в кинотеатры договариваться о показе»
Фильм владивостокского режиссера «Проект: Панацея» снимали в Приморье. Фото: архив киностудии

Фильм владивостокского режиссера «Проект: Панацея» снимали в Приморье. Фото: архив киностудии

Как прошел прокат первого современного приморского фильма, попавшего на большие экраны

В кинотеатрах Приморья закончился прокат полнометражного фильма «Проект: Панацея» — первого за последние годы кино, снятого владивостокцами у себя дома и вышедшего на большие экраны. В социальных сетях его обсуждают по-разному: от «отличное кино» и «горжусь» до «непонятно, о чем» или «так себе, зато наше». Как оценивают итоги проката сами создатели и как им вообще удалось довести свой фильм до широкого зрителя, узнавала «Русская планета».

«Это фильм о дружбе и верности»

Когда в 2010 году режиссер и сопродюсер Георгий Саенко снял для собственного развлечения небольшой любительский ролик, где девушка убегает от мутантов, и загрузил на YouTube, никаких дальновидных целей и планов у него не было. За две недели тизер просмотрели 250 тыс. посетителей, а в 2012 году первая версия фильма «Проект: Панацея» победила в зрительском голосовании на кинопремии фильмов ужасов «Капля» в номинации «Лучший отечественный хоррор года».

После этого режиссер и продюсер, выслушав замечания знатоков российского кинорынка, пересняли кино полностью: переработали сценарий, изменили большую часть актерского состава, оставив только прежнюю сюжетную линию. В итоге сняли мир, охваченный страшным смертельным вирусом, не известным науке. Инфицированные люди превращаются в одержимых яростью, жестоких мутантов-людоедов. Спустя год после начала эпидемии те немногие, кто выжил и пережил гибель человечества, борются за свою жизнь, убивают зомби, теряют друзей, ругаются друг с другом и поднимают вопросы морали.

– По нашему замыслу, «Проект: Панацея» рассказывает о сохранении человечности в современное время: о предательстве, дружбе, верности, о том, как остаться человеком в нечеловеческих жизненных условиях. Мы собирали фокус-группу, читали отклики и рецензии в интернете, которые публиковали зрители на личных страницах в социальных сетях, на сайте «КиноПоиск», слушали, о чем говорят в кинозалах, — говорит РП продюсер Денис Вродливец. — Аудитория фильма разделилась на две половины: тем, кто понял посыл, нашу идею, кино очень понравилось, а остальные не в восторге. Я предполагаю, что так вышло, потому что мы сделали не совсем удачный рекламный ролик: позиционировали как фильм ужасов, а в итоге получился не хоррор и даже не боевик, а драматический триллер. То есть некоторые зрители ожидали увидеть заявленный жанр — ужас про зомби, а получили нечто другое.

Съемки «Проекта: Панацея» длились полгода и проходили в районах Приморья и пригороде Владивостока: в промышленных зонах, фортах, катакомбах, на заброшенном аэродроме бомбардировщиков в районе Штыково.

В феврале 2014-го в Москве и Владивостоке прошли предпремьерные показы, билеты на которые были задолго выкуплены. Но с 1 июля того же года вступил в силу закон о запрете ненормативной лексики, после чего весь фильм пришлось переозвучить.

В январе 2016-го он получил прокатное удостоверение. А официальная премьера состоялась в этом году 28 апреля в кинотеатрах Владивостока, Дальнегорска, Спасска-Дальнего и Арсеньева.

– Все, кто хотел посмотреть фильм, его увидели, так что, безусловно, «Проект: Панацея» нашел своего зрителя. На предпремьерных показах мы собрали около четырех тысяч человек, на официальной премьере значительно меньше, но сколько точно — пока не могу сказать, — говорит Вродливец.

Съемки фильма «Проект: Панацея». Фото: архив киностудии

Съемки фильма «Проект: Панацея». Фото: архив киностудии

Несмотря на попытки прививать культуру кино в Приморье — фестивали «Человек и море», «Мое кино», «Меридианы Тихого» и другие, — многие местные фильмы не доходят до широкого проката. Самые успешные из них попадают на международные фестивали, остальные не преодолевают уровень показов в закрытом кругу. Ставших известными приморских фильмов — единицы, например ныне забытый советский «Замри-умри-воскресни» Виталия Каневского.

– Чтобы фильм попал на большой экран, мы приходили в кинотеатры и договаривались, вот и все. Планировали, что показ будет идти одну неделю, а кинотеатры продлили на две, значит, им так было выгодно.

Бюджет «Проекта: Панацея» составил 5 млн рублей. Сборы создатели еще не подсчитывали. В будущем они думают дать к нему свободный доступ — возможно, загрузят на открытые видеохостинги.

Морское течение в киноискусстве

Сейчас режиссерская команда уже снимает и готовит к выходу свои новые фильмы: боевик «Синдром Кайна» и драму «Уравнение с неизвестными» — кстати, последний снимается по пьесе актера театра ТОФ Владимира Журавлева. По основному сценарию, три провинциальных актера, страдающие от нереализованности в маленьком театре, мечтают уехать в Москву, и ради этого решают ограбить банк.

Между тем, некоторые деятели искусства считают, что Приморью не хватает фильмов по другой тематике.

– Я больше эксперт в области документального, а не художественного кино, поэтому мое мнение субъективно. Но считаю, что в Приморье, во Владивостоке особенно, на экраны просится тематика военно-морского флота, — рассуждает в беседе с РП один из организаторов фестиваля телевизионных и документальных фильмов и программ «Человек и море» Владимир Ощенко. — Такие приключенческие фильмы стоит снимать целыми пачками, и они однозначно будут интересны нашему зрителю. Насколько мне известно, что-то подобное уже создают китайские и японские кинематографисты, надо продвигать эту тему.

Между тем, во Владивостоке снимали много фильмов о моряках, но это делают в основном другие режиссеры: от советского «Внимание, цунами» Юнгвальда-Хилькевича до российского сериала «Пираньи» режиссера Аравина.

– Владивостоку не хватает своей киностудии. Вернее, не Владивостоку, а всей стране, потому что самая «морская» киностудия — Одесская — оказалась за границей. К тому же, Владивосток сам по себе очень киногеничен. Здесь хорошо бы переснять ряд фильмов, по недоразумению снятых в других местах. Например, «Исаев» Урсуляка, где речь идет о Штирлице во Владивостоке, снимали то ли в Прибалтике, то ли на Черном море, — размышляет в беседе с РП писатель и журналист Василий Авченко. — Широкий простор — для морских, пиратских, таежных, приключенческих фильмов, на материале от Джека Лондона до Олега Куваева. Плюс наши писатели-бренды: Фадеев, Арсеньев. Просится сериал «Последний из удэге», экранизация «Разгрома». В свое время Акира Куросава взял «Оскара» за экранизацию арсеньевского «Дерсу Узала» — но у Арсеньева есть масса других сюжетов, чего стоит трагическая история топографа Гроссевича. А взять тему освоения Дальнего Востока, переселения из центральной России и с Украины в Приморье! А военная история — начиная с Русско-японской войны и интервенции, продолжая Хасаном и Халхин-Голом, заканчивая Корейской войной и Даманским! Тем более — море. Было бы желание, а вернее, возможности: финансовые, технические, организационные.

Закон о чистых халатах Далее в рубрике Закон о чистых халатахДепутаты Приморья принимают первые в России нормы, регулирующие платные услуги в госбольницах Читайте в рубрике «Титульная страница» Смерть пенсионерки на блок посту или битва за пенсии продолжаетсяНовым трагическим сообщением на днях взорвались СМИ ДНР. Смерть пенсионерки на блок посту или битва за пенсии продолжается

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»